Руины дворца в Освее

В 1749-м Иосиф Сапега продал Освею за миллион злотых минскому воеводе Яну Августу Гильзену. Новый владелец был очень образованным и духовно богатым человеком. Он составил «Хронику Инфлянт Польских», «Гербовник Инфлянтской шляхты», построил в городе костел, разбил романтичный парк, пригласил сюда сестер милосердия, которые основали монастырский госпиталь,  а также вместе со своим братом Ежи заложил в Освее шикарный, один из красивейших во всей Речи Пасполитой, дворец. Достраивал его уже сын Яна Юзеф Гильзен.

По утверждению старожилов, здание имело форму птицы с распростертыми крыльями, состояло из пяти корпусов с четырьмя широкими галереями. Строительство дворца было символически связано с календарем. Во дворце было окон ровно столько, сколько дней в году, число залов равнялось количеству недель, а входов во дворец — числу месяцев. Главных же входов имелось четыре — они шли со всех сторон света. Дворец славился огромной библиотекой, а в одном из его крыльев находился зимний сад, занимавший два этажа, где росли магнолии, рододендроны, пальмы, лимоны, апельсины.

 

r4OFxTLNK5FByAABbH1d-UBsu2JLGkig1fM66xHI0kfI_I_kIVixmz5Jefxed56zsQ9nUbXDdlezOU-yiLuNTLMmxGdBQi3xIj3np6nq546NPSh_SJrJXYm0FqJiPxlDaFD5y-Lupk6nzj6Atxjpng

Дворец Шадурских. Наполеон Орда,  1856- 1883 гг.

Создатель всей этой красоты Юзеф Гильзен мало пожил во дворце. Он умер в 1876 году в Риме и перед смертью оставил письмо, в котором завещал всех его крестьян освободить из-под крепостничества. Управляющий после него имениями должен был ровно половину отдавать на искусство, образование, на помощь бедной знати, а также крестьянам в случае стихийных бедствий.

После Гильзенов имение перешло во владение государственного советника графа Юзефа Шадурского. К этому времени местечко стало важным центром притяжения торгового капитала, значение которого переросло границы уезда.

Шадурские продолжили украшать Освею. Говорят, они очень долго занимались парком. Пруды, каналы, протоки создавали рисунок острова. Между главными прудами имелись подъемный мост и насыпные горки, на которых стояли беседки. А цветник в парке был размером с футбольное поле. Каждое дерево представляло собой композицию. На одной из полянок были установлены солнечные часы. Они представляли собой 12 лиственниц, высаженных кругом. В вольерах разгуливали волки, медведи, дикие кабаны.

От дворца в разные стороны вели подземные ходы, о которых до сих пор ходят легенды. Рассказывают, например, что однажды во время охоты собаки погнали зайца. А тот где-то в лесу провалился в подземный лаз, но собака за ним погналась дальше. Не дождались ее охотники, вернулись во дворец, выпили по рюмке-второй. Спустились вниз в подвал за добавкой, а в винном подвале сидит собака с зайцем. Пригнала аж сюда, ко дворцу.

На окраине парка и теперь видна яма. Ее называют чертовой. Местные говорят, что здесь когда-то хоронили самоубийц, а также тех, кто уничтожал церкви и дворцы.

К началу XX века Освея была довольно развитым центром окрестных земель. Однако последующие две войны разрушили все. Что не было уничтожено бомбежками, было взорвано по приказу советской власти. Грабили то, что еще не было разграблено и уничтожали то, что не могли унести. Древние иконы сожгли посреди деревни на глазах местных жителей, а взорванный дворец Гильзенов-Шадурских было приказано разобрать на кирпичи. После окончания Великой Отечественной войны население Освеи сократилось втрое. Не осталось ничего, что напоминало бы о ее былом величии. Лишь руины старого дворца, да чудом уцелевшее здание миссионерской больницы, служат немым напоминанием об истории этих мест.

sb.by